Виртуальныйвизит
Посетить
Забронироватьчум
Перейти
Интернет магазинсувениров
Перейти
Выставки
Перейти
Нашимероприятия
Перейти
Комплекс городскойусадьбы
Перейти
Природно-этнографический
комплекс в поселкеГорнокнязевск
Перейти
Тур выходногодня
Перейти

Проект “История одного экспоната”

 

Сибирский листок” Ч.III
Мы все никак не можем с вами оторваться от чтения “Сибирского листка”, этого замечательного первоисточника, позволяющего увидеть жизнь того времени глазами очевидцев. Если вам показалось, что публикации об Обдорске были зачастую легкомысленны и полны местных пересудов, то я с вами соглашусь, но это лишь одна сторона медали, были и гораздо более серьезные публикации, отражающие необыкновенный государственный интерес к своим северным территориям. Итак, начнем знакомиться… (орфография и стиль автора сохранены).
“Нам пишут из Обдорска. 2 марта постановлен приговор жителями Обдорска просить тобольского губернатора о скорейшем преобразовании села Обдорска в заштатный город, ходатайство было возбуждено от 26 февраля 1904 г., все требуемые сведения приговора были отправлены 19 августа 1906 г.; не получая ответа, в бытность начальника губернии 17 августа 1908 года в Обдорске вновь подана докладная записка обывателями с. Обдорска с ходатайством об улучшении путей сообщения, что является главным тормозом развития края, необходимо установить в зимнее время еженедельное движение почты и устройство телеграфного сообщения до Обдорска — последнее вызовет вывоз зимой ценных пушных товаров из Обдорского края, а также является необходимостью срочное почтово-пассажирское движение еженедельное: линия Обдорск—Тобольск, так как эти улучшения внесут большое оживление в летнее время мелкой рыбопромышленности, а в зимнее — звероловству, также является необходимостью устройство кредитного учреждения с банковскими операциями по учету векселей и выдаче ссуд. Наши мясоторговцы сплавили в Тюмень большую партию мяса, которое они продали там по 3 руб! за пуд, и теперь, благодаря уменьшению запасов, опять подняли цену, не смущаясь существующей таксой. “
 
№ 37 (29 марта). С. 3. 
“В середине марта настоящего года имеет прибыть в Обдорск Б.М. Житков с натуралистом и топографом для исследования полуострова Ямал по поручению Императорского Русского географического общества. Экспедиция преследует широкие задачи. Главные работы по съемке должны быть произведены по северному берегу Ямала и, если удастся туда проникнуть, на острове Белом, затем по западному берегу Ямала, в центральной части полуострова в области течения рек Морды и Юрубея. (Эти реки, как предполагают некоторые географы, в древности именовались Мутной и Зеленой, чрез которые лежал ныне забытый торговый путь в город Мангазею). Наиболее желательным путем следования для экспедиции представляется проход чрез Надымскую губу, потом на Ныду и дальше берегом до мысов Круглого и Каменного в начале Тазовской губы, оттуда переход на Обскую губу, затем на северную оконечность Ямала, в его центральные части и дальше, в зависимости от обстоятельств. Из предположенной программы следования экспедиции видно, что не один полуостров Ямал подлежит исследованию, а попутно и надымская дельта, и р. Ныда, что небезразлично для низовских рыбопромышленников. 
В настоящее время полуостров Ямал — terra incognita для русско-зырянских колонистов Обдорского края (как видно из брошюры проф. Б.М. Житкова «Город Мангазея и торговый путь через Ямал») — больше 250 лет тому назад был сравнительно хорошо известен двинянам и мезенцам, проникавшим с торговыми целями через Мутную и Зеленую реки в Обскую губу и дальше в р. Таз, на которой был расположен г. Мангазея. В 1620 г. торговым людям путь через Карское море и Мутную, и Зеленую реки был запрещен, и между верховьями их в центре Ямала велено было поставить «острожек и заставу служилых людей... и крепости всякие поделати... и русских торговых и промышленных людей с моря... пропущати не велено». С тех пор г. Мангазея быстро стал приходить в упадок и затем исчез бесследно, между тем как к 1610 г. вследствие начавшейся было развиваться при посредстве морского пути торговли в Мангазее были две церкви, 20 лавок и до 200 частных домов. Очевидно, если торговый путь через Ямал не был бы запрещен, если бы не старались уничтожить даже следы его, город Мангазея до сих пор бы существовал, и если неблагоприятное положение его как торгового пункта остановило бы дальнейшее развитие его, то он лишь уступил бы свое значение другим торговым пунктам на реках Оби и Енисее. 
В настоящее время для нужд экспедиции уже собраны от самоедов до 400 голов оленей, наняты чумы и служащие, приобретено до 50 нарт. В деле оказания помощи экспедиции деятельное участие принимают березовский исправник Л.Н. Ямзин, обдорский пристав К.П. Оболтин, доверенный фирмы г. Корниловой П.Ф. Тележкин, совместно с Обдорской миссией братство св. Гурия, давшие экспедиции бесплатного толмача, наем какового экспедиции обошелся бы не дешевле 500 рублей. Кроме этого, братство св. Гурия взяло на себя по просьбе Б.М. Житкова почин сформирования из школьников отрядов для сбора в лето этого года в пользу экспедиции ботанических и энтомологических коллекций. Один из обдорских кочевников-самоедов пожертвовал на нужды экспедиции 40 рублей. Почти все обдоряне относятся к целям экспедиции с полным сочувствием и готовы ей всячески служить. В последнем письме своем к пишущему эти строки проф. Б.М. Житков замечает: «Любезная поддержка, которую я встречаю со всех сторон, заставляет меня надеяться, что как-нибудь дело наладится». И можно быть уверенным, что это так будет. Хорошо, если бы тобольские рыбопромышленники, промышляющие в Низовом крае, также приняли бы участие в помощи сбора для экспедиции разных коллекций, особенно по этнографии. Вращаясь среди инородцев, входя с ними в очень близкие отношения, они могли бы очень многое сделать для экспедиции. В этом отношении Обдорская миссия и обдорское братство св. Гурия таким всегда дадут надлежащие указания для сборов. 
Игумен Иринарх. 
№ 25 (28 февр.). С. 2. 
"В настоящее время в Тобольске находится проездом Д.Я. Вардроппер. Г. Вардроппер направляется в бухту Находка, куда он едет не только с коммерческими целями наблюдать за рыбным промыслом своей фирмы, но и с научными. В свои прежние поездки в бухту Находка г. Вардроппер собрал очень ценные коллекции птиц, насекомых и растений. Окончив в минувшем году Рижский политехникум, г. Вардроппер всю зиму работал в Зоологическом музее Академии наук, брал уроки живописи, необходимой ему при его работах (он и раньше очень недурно рисовал), а теперь намерен продолжать свои естественноисторические исследования в Обской губе. Часть коллекций, собранных им в бухте Находка, обработана в Петербурге, часть (ботаническая коллекция) сдана им в наш музей и подлежит еще обработке» (Городская хроника//Сиб. листок. 1908. 11 мая). 
«Командированный музеем Александра III студент Петербургского университета для сбора коллекций, антропологических измерений и ознакомления с бытом вогулов, С.И. Руденко прибыл на днях сюда, он посетил Сосьву, Ляпин, проехал вниз по Оби до Обдорска и ниже до Ныды. Все это пространство он проехал на лодке, собрал большие коллекции, сделал массу фотографических снимков, произвел большое количество антропологических измерений остяков, самоедов и вогулов, произвел раскопки одного старинного могильника и вообще собрал большой этнографический материал <...> Теперь г. Руденко отправляется вторично на Сосьву и Ляпин, затем в Казым, откуда на ярмарку в Обдорск, затем к сосьвинским и войкарским остякам, а оттуда через верховья Сосьвы и Ляпина к лозвинским вогулам и через Богословские заводы в феврале будущего года в Петербург." (Внутренние известия. Березов // Сиб. листок. 1909. 13 окт.). 
Продолжение следует...